ГлавнаяКарьера • "Мы вам ещё покажем!"

"Мы вам ещё покажем!"

Рубрика: Карьера

Джордж : "Чтобы прорваться в "Палладиум" и другие подобные места, мы надели костюмы, стали игратьпо их правилам, но при этом постоянно думали: "Мы вам ещё покажем!"
Ринго : "Мы прорвались в мир шоу бизнеса. Нынешним группам это ни к чему можно просто играть рок н ролл. А нам пришлось пройти школу Ширли Бэсси, это была наша битва. Мы ни за что не попали бы в "Палладиум", если бы не надели костюмы. Но на самом деле изменением внешнего облика и своих взглядов мы обязаны собственному прогрессу в музыке.
В двадцать лет ты просто катишься вперед, считаешь, что все возможно, что не существует никаких препятствий. А если они и возникают на пути, ты думаешь, что тебе хватит решимости преодолеть их".
Джордж : "В то время существовала горстка людей, которые считались звездами. Это были в основном конформисты, те, кто лишь играл в игру, обладал умением пробиваться, но был начисто лишен вдохновения. Если просмотреть списки тех, кто появлялся на этих концертах, в них значатся подопечные крупных лондонских агентств вроде "Грейд" и "Делфонт".
Многие лондонские группы поначалу объясняли нам: все, что находится в десяти милях к северу от Уотфорда, считается глухой провинцией. Поэтому, добившись успеха, мы первым делом показывали два кукиша тем группам, которые изначально находились в лучших условиях, чем мы, потому что были из Лондона.
Даже сейчас для записывающих компаний в порядке вещей ничего не знать о новых течениях и талантах. Больше всего они боятся подписать контракт с неудачником и не подписать с тем, кому суждено стать удачливым. Нам постоянно твердили: "Вам, деревенщинам с севера, никогда ничего не добиться". Таковы были взгляды. И хотя мы вслух не посылали их подальше, обычно мы думали: "Ну, мы вам еще покажем!" И мы пробились прямо в Лондон, в "Палладиум", а потом участвовали в шоу Эда Салливана, побывали в Гонконге, объехали весь мир.
То же самое было в школе: учителя не возлагали на меня никаких надежд, они ничему не могли меня научить. В характеристике, выданной мне по окончании школы, директор написал: "О его способностях ничего не могу сказать, поскольку он нигде ничего не делал. В работе школы не принимал никакого участия". Большое спасибо, приятель, благодаря этому у меня теперь есть работа! Когда Пол вышел из демонстрационного зала "Форда" несколько лет спустя, только что купив новенький "форд классик", и столкнулся с директором своей школы, то посмотрел на него сверху вниз: "Ха ха, да, это я, и я только что купил "форд классик". Это означало, что он практически послал его на три буквы. Мы добились успеха несмотря ни на что, вопреки всем словам учителей, Дика Роу, сотрудников "EMI" (которые не стали подписывать контракт с нами). Мы старались изо всех сил, не имея денег и вообще ничего, а вот с Джорджем Мартином нам повезло. А ведь мы могли бы поверить всей этой чепухе о собственной никчемности, если бы не внутренняя решимость, которую мы всегда чувствовали, которую всегда ощущал я, нечто вроде уверенности в том, что рано или поздно должно произойти что то важное.
Каждому, кто вышел из низов (а с нами, парнями из рабочего класса, так и было), а затем поднялся наверх и увидел, как все пресмыкаются перед ним, ясно: победителей любят все, только проигрывают все в одиночку".
Джон : "Классовое неравенство существует до сих пор. Такие, как мы, способны подняться выше но чуть чуть. Когда то мы входили в ресторан, и нас чуть ли не вышвыривали оттуда. Так было, пока все не узнали, кто мы такие, и тогда нас обслуживал сам метрдотель: "Чего желаете?" "Мы пришли поесть, черт возьми, вот что нам нужно". Тогда и хозяин замечал нас и говорил: "Прошу вас, сэр, вон там есть свободный столик, сэр". Это напоминало мне о тех временах, когда мне было девятнадцать и повсюду, где я появлялся, на меня глазели или отпускали обидные замечания. Только когда "Битлз" стали известными, люди начали говорить: "О, замечательно, входите, входите!" и я на время забыл, о чем они на самом деле думают. Эти люди видят только звезду во всем ее блеске, а пока сияния не было видно, они обращали внимание только на одежду и прическу.
Мы не были такими открытыми и честными, когда для нас это было непозволительно. Мы относились ко всему спокойно. Нам пришлось подстричься, чтобы покинуть Ливерпуль. Пришлось надеть костюмы, чтобы попасть на телевидение. Пришлось идти на компромисс. Мы со многим смирились, чтобы добиться своего, а потом почувствовали свою силу и заявили: "Вот то, что нам нравится". Мы были вынуждены немного актерствовать, хотя сами это и не очень сознавали" (66).
Ринго : "В октябре мы отправились на неделю в Швецию, дать несколько концертов. В отеле мы здорово повеселились. В один памятный день Пол оделся так, что стал неузнаваем, взял фотоаппарат и прошел по ресторану: "Как поживаете, шведы?" Он нес какую то чепуху и снимал всех подряд, а его никто не узнавал, что нас забавляло. Он раздавал чужие визитные карточки это было обычное дело".
Нил Аспиналл : "Их популярность стремительно росла с каждым днем. Я помню времена, когда я стоял у служебная входа во время выступлений Эдди Кокрена и Джина Винсента в Ливерпуле. Там собиралась толпа девчонок, они вопили, как ненормальные, но с битломанией это не шло ни в какое сравнение. Когда мы вернулись из Швеции, в лондонском аэропорту собралось десять тысяч человек. И это был еще не предел. Битломания началась в 1963 году, но пока не достигла пика".
Ринго : "В тот год мы начали летать. В первый раз, когда мы оказались в самолете все вместе с Брайаном Эпстайном и полетели из Ливерпуля в Лондон, Джордж Харрисон сел у окна, а окно открылось. Он даже закричал от неожиданности.
Однажды мы летели из Лондона в Глазго, в самолете было всего три свободных кресла, и я по своей наивности предложил: "Я постою". "Боюсь, это невозможно, мистер Старр..."
Пол : "Настоящая слава пришла к нам после концерта в "Палладиуме". Потом нас пригласили на Королевское эстрадное шоу, мы познакомились с королевой матерью, и она аплодировала нам".
Нил Аспиналл : "Они взлетели, как ракета. Помню, как перед Королевским эстрадным шоу они страшно нервничали, поскольку не привыкли к подобной публике. Это было не выступление в клубе "Кэверн", а большой благотворительный концерт, за возможность увидеть который люди заплатили кучу денег. В зале сидела и оценивала "Битлз" совсем другая публика".
Джордж : "Джон сказал свое знаменитое "потрясите своими драгоценностями", потому что в зале сидели богачи. По моему, он заранее придумал эти слова, вряд ли это была чистая импровизация. А еще Джон переусердствовал с поклонами, это тоже смахивало на дураковаляние, тем более что мы никогда не любили кланяться это один из приемов шоу бизнеса".
Джон : "На этом концерте нам пришлось шутить, потому что зрители не кричали и не заглушали наши слова (64).
Мы ухитрялись отказываться от предложений, о которых люди даже не подозревали. Мы выступили в Королевском эстрадном шоу, после чего нас просили выступать в нем каждый год, но мы всегда заявляли: "Отвалите!" Поэтому каждый год в газетах появлялись заголовки: "Почему "Битлз" не выступают перед королевой?" И это было забавно, ведь никто не знал о нашем отказе. Но так или иначе, этот концерт запомнился нам. Все нервничали, были напряжены и играли плохо. Когда подошла наша очередь, я что то сморозил со сцены. Я чудовищно нервничал, но очень хотел сказать что нибудь вызывающее, и эта шутка оказалась лучшим, на что я был способен" (70).
Пол : "Королева мать спросила: "Где вы выступаете завтра вечером?" Я ответил: "В болоте". А она воскликнула: "Так это же совсем рядом с нами!"
Ринго : "В концерте участвовала и Марлен Дитрих. Помню, как я увидел ее и долго таращился на ее ноги они были великолепны, пока она стояла, прислонившись к стулу. Я ценитель ног: "Вы только посмотрите на эти шпильки!"
Джон : "А теперь, во время последней песни, нам понадобится ваша помощь. Те, кто сидит на дешевых местах, могут хлопать в ладоши, а остальные трясти своими драгоценностями. Мы споем песню под названием "Twist And Shout" (63).
Нил Аспиналл : "Для них этот концерт был еще одним способом прорекламировать свои пластинки. Зрители хорошо принимали "Битлз", они сразу обращают внимание на удачливых. Все хотели подружиться с "Битлз". Таков шоу бизнес. По моему, он слишком переменчив. Людей, с которыми знакомишься на концерте, потом можешь не увидеть полгода или год".
Джон : "С тех пор как мы прославились, мы познакомились с несколькими новыми людьми, но нам ни разу не удавалось вытерпеть их больше двух дней подряд. С некоторыми мы общались дольше, но не более нескольких недель. Большинство же людей нас не понимало (67). Мы не могли подолгу общаться ни с кем, кроме друзей, потому что мы были крепко спаяны (64). У нас был свой жаргон. Мы всегда говорили на нем в присутствии посторонних..."
Пол : "Если в гримерной приключалась беда (иногда бывало, что туда забредал какой нибудь зануда, а на них нам было всегда жалко тратить время), мы подавали условные сигналы. Мы звали: "Мэл..." и начинали зевать. Это была просьба выставить гостей. Такие сцены выглядели очень "по нашему".
Ринго : "Многим известным звездам мы по настоящему нравились. В те дни Ширли Бэсси была очень популярна и всегда участвовала в концертах. Алма Коган часто устраивала вечеринки и всегда приглашала нас. Не припомню, чтобы было слишком много артистов, которые бы пытались унизить нас, если не считать Ноэля Кауарда с его замечанием: "Бездари". Позднее мы отомстили ему, когда Брайан однажды пришел и сказал: "Внизу Ноэль Кауард, он хочет поздороваться с вами". "Да пошел он к такой то матери!" Мы не желали его видеть. "Отвали, Ноэль".
Нил Аспиналл : "14 декабря состоялся концерт в Уимблдонском дворце для членов Южного фан клуба "Битлз". Все три тысячи фанов хотели обменяться с музыкантами рукопожатиями, но первым делом все были заняты тем, что бросали на сцену леденцы".
Джон : "Однажды нас спросили, что дарят нам поклонники, и мы сказали: "Ну, например, леденцы". "Но их съедает Джордж", добавил я. На следующий день мне начали присылать леденцы с записками: "Только Джорджу не давай". А Джордж получал конфеты с записками: "А это тебе, Джордж, ничего не проси у Джона". А потом все словно спятили и начали бросать конфеты прямо на сцену. В результате нам пришлось объявить, что конфеты нам разонравились" (64).
Ринго : "Помню, на том концерте сцену оцепили, потому что в зале разразилась буря. Мы чувствовали себя как звери в зоопарке. Попахивало опасностью. Ребята словно с цепи сорвались. Впервые я понял, что если до нас доберутся, то разорвут в клочки".
Нил Аспиналл : "Посреди концерта Джордж заявил: "С меня хватит", бросил играть, ушел со сцены и собирался ловить такси.
Я догнал его и спросил: "Что ты делаешь? Ты не можешь просто взять и уйти, нам надо закончить концерт". А потом появился Джон с гитарой, и я спросил: "А ты чего ушел?" И он ответил: "Если он уходит, то и я ухожу".
Но концерт они все таки закончили и пожали руки всем поклонникам не меньше чем десяти тысячам, потому что фаны становились в очередь по нескольку раз".
Джордж Мартин : "Первый альбом был на самом деле лишь отражением их репертуара. В то время мы не думали об альбоме как о чем то целостном. Мы записывали синглы, а те вещи, которые не входили в них, попадали в альбом так был составлен и второй альбом "С "Битлз". Это просто собрание их песен и одна две чужие вещи".
Ринго : "Для альбома "С "Битлз" каждый из нас выбрал песни, которые ему нравились, и мы сделали на них свои кавер версии. Любопытно: когда я присоединился к "Битлз", мы еще не идеально знали друг друга (остальные трое, конечно, успели познакомиться лучше), но, если посмотреть наши коллекции дисков, оказывается, что у всех четырех были одни и те же пластинки. У каждого была пластинка "The Miracles", записи Баррета Стронга и тому подобное. Полагаю, именно это помогло нам сыграться как музыкантам и сплотиться группе".
Пол : "Все мы увлекались американской музыкой, она интересовала нас гораздо больше, чем английская. Ринго появился в группе, уже зная блюз. Живя в Дингле у реки, он был знаком со множеством матросов торгового флота (таким образом ливерпульские парни выбирались в Новый Орлеан и Нью Йорк), которые привозили на родину множество блюзовых записей. Ринго познакомил нас со старым кантри энд вестерном, Джимми Роджерсом и тому подобными исполнителями. Таких записей у Ринго была целая коллекция. Но что касается Элвиса и ему подобной музыки, то здесь наши вкусы во многом совпадали, хотя пристрастия немного и отличались, но от этого только становилось еще интереснее".
Джордж : "Второй альбом получился чуть лучше первого, поскольку мы потратили на его запись больше времени и записали больше собственных песен. Для этого альбома мы записали "Money" ("Деньги") и другие кавер версий хитов: "Please Mr Postman" ("Пожалуйста, мистер почтальон"), "You Really Got A Hold On Me" ("Я в твоей власти") и "Devil In Her Heart" ("Дьявол у нее в сердце" малоизвестная песня американской группы "The Donays").
Поскольку записывающих компаний в Америке было множество, пластинки в основном расходились там, где их выпустили. Распространение было региональным, некоторым артистам удавалось прославиться на всю страну, а другим нет. Но многие мелкие компании сотрудничали с крупными, распространяющими пластинки в Великобритании, поэтому некоторые малоизвестные американские записи прекрасно продавались в Великобритании, оставаясь неизвестными в Америке. Существуют бесподобные американские записи в стиле ритм энд блюз, о которых большинство американцев даже не слышали.
В "NEMS" Брайан завел правило покупать по крайней мере по одному экземпляру каждой выпущенной пластинки. Если его удавалось продать, он заказывал еще один или сразу пять. Следовательно, у него были записи, не ставшие хитами ни в Великобритании, ни даже в Америке. Перед концертами мы собирались в магазине после его закрытия и лихорадочно рылись в пластинках, разыскивая новые. Так мы нашли записи Артура Александера и Ритчи Баррета ("Some Other Guy" "Другой парень" отличная песня) и пластинки вроде "If You Gotta Make A Fool Of Somebody" ("Если тебе надо кого нибудь одурачить") Джеймса Рейса. В начале своей карьеры мы исполняли эти песни в клубах, а позднее многие английские группы стали записывать их. Например, "Devil In Her Heart" и "Money" Баррета Стронга мы нашли в магазине, прослушали и сочли интересными.
Для альбома "С "Битлз" я спел "Roll Over Beethoven" ("Катись, Бетховен!") эта песня мне нравилась. У меня была пластинка Чака Берри, я часто пел эту вещь в клубах. А еще я написал для этого альбома свою первую песню "Don't Bother Me".

Еще по теме: