ГлавнаяРаскрутка группы • Несправедливые обвинения

Несправедливые обвинения

Рубрика: Раскрутка группы

Ринго : "Печальнее всего то, что много лет спустя мы узнали, что он пытался добиться нашей высылки из Америки, потому что у него имелись связи в ФБР. Мне обидно слышать это, но ему, как и многим другим, казалось, что мы дурно влияем на американскую молодежь. Он, сам вилявший бедрами на сцене, считал, что мы опасны. По моему, если мы и были опасны, то только для его карьеры.
Я виделся с ним еще раз. Помню, тогда я по настоящему разозлился на него, потому что он перестал заниматься музыкой. Он все бросил и просто играл в футбол с друзьями. И я сказал: "Почему бы вам не поехать в студию и не записать музыку? Чем вы занимаетесь?" Не помню, что он ответил, наверное, просто отошел и снова начал играть в футбол".
Пол : "Я видел все эти копии писем к Никсону, в которых Элвис добивается нашей высылки нас, "Битлз"! Он объясняет и Ричарду Никсону, и всем остальным: "Эти "Битлз", сэр, совсем не похожи на американцев, они употребляют наркотики".
Должен признаться, я почувствовал, что меня предали. Вся ирония в том, что мы то употребляли наркотики, спору нет, а вспомните, что стало с ним! У него весь туалет был забит ими! Это было грустно, но я по прежнему люблю Элвиса, особенно раннего. Он очень сильно повлиял на меня".
Джон : "Когда я впервые услышал "Heartbreak Hotel", я не смог разобрать ни слова. Я просто слушал эту песню, и у меня волосы вставали дыбом. Мы никогда не слышали, чтобы американцы так пели. Они всегда пели, как Синатра, или отчетливо выпевая каждое слово. И вдруг, откуда ни возьмись, появляется этот деревенский стиль со слегка заикающимся вокалом и блюзовым аккомпанементом. Поначалу мы даже не понимали, о чем, черт возьми, поют Пресли, Литтл Ричард или Чак Берри. Понадобилось немало времени, чтобы разобраться, что к чему. Для нас его песни звучали как лавина звука, классного звука (71).
Пока Элвис не пошел служить в армию, я думал, что это прекрасная музыка, а для меня и моего поколения Элвис был тем же, что и "Битлз" для поколения шестидесятых (77). Но потом он оказался в армии, и там, похоже, его лишили яиц. Ему не только побрили голову, но и напрочь сбрили все, что у него было между ног. После армии он спел несколько приличных песен, но это было уже не то. Похоже, он сломался психологически (75).
Элвис умер в тот день, когда его забрали в армию, вот когда его убили. А остальное было жизнью после смерти" (77).
Пол : "Это были замечательные времена, и даже если бы нам не нравилось все остальное, мы могли бы вернуться домой, в Ливерпуль, и заявить: "Знаете, с кем я познакомился?" Я имею в виду Элвиса или кого нибудь вроде него, или мы могли бы просто сказать, что побывали на бульваре Сансет, одно это звучало вполне впечатляюще".
Джон : "То, что любовь это ответ, меня осенило, когда я был моложе, во время работы над альбомом "Rubber Soul". Первым, что я написал под этим впечатлением, стала песня под названием "The Word" ("Это слово"). Это слово "любовь". В хороших и плохих книгах, которые я прочел, везде, во всем есть это слово "любовь". Она, похоже, главная тема всей Вселенной. Все, что достойно внимания, сводилось к любви и к тому, что с ней связано. Идет борьба за то, чтобы любить, за то, чтобы быть любимым, за возможность петь об этом (на любую связанную с этим тему). Это потрясающе!
Думаю, что бы ни означала любовь а она означает многое, это непреходяще. Это вечно. Не думаю, что когда нибудь что то изменится. Хотя я не всегда бываю любящим человеком, я хочу быть таким, хочу любить как можно больше".
Пол : "The Word" могла бы быть песней армии спасения. Это слово "Любовь", но вместо него вполне могло стоять слово "Иисус" (учтите, его там нет, но оно могло бы там быть)" (65).
Джон : "Мы совершенствовались в техническом и музыкальном отношении. У нас наконец появилась студия. Прежде нам приходилось брать то, что нам давали, приходилось укладываться в два часа, одного трех дублей было достаточно, мы не знали, как лучше использовать бас, мы только учились (70). Затем наш стиль стал более современным. Думаю, тогда и появился альбом "Rubber Soul".
Все, что делал я или любой из нас, происходило под влиянием кого то или чего то, но все это складывалось воедино, производя на свет новые формы. "Rubber Soul" итог работы, нашего музыкального роста и умения использовать возможности студии (73). Мы стали лучше представлять себе, как происходит работа, над альбомом, вот и все; мы уделяли внимание конверту и всему остальному.
Название придумал Пол. По моему, оно похоже на "Yer Blues" ("Твой блюз"). Это одновременно и английский соул, и резиновая душа. Это игра слов" (70).
Пол : "Кажется, название "Rubber Soul" родилось из замечания одного старого блюзмена о Джаггере. Как то я слушал ауттэйки из нашей песни "I'm Down", а перед ней я разглагольствовал о Мике. Я говорил о том, что недавно читал, как один пожилой американец сказал: "Мик Джаггер? Знаете, они играют неплохо, но у всего этого пластмассовая душа". Из этой "пластмассы" и возникла идея "Rubber Soul". В октябре 1965 года мы приступили к записи альбома. Все менялось. Мы постепенно отходили от попсы вроде "Thank You Girl", "From Me To You" и "She Loves You". Ранние вещи были прямым обращением к нашим поклонникам: "Пожалуйста, купите эту пластинку". Но теперь мы достигли той точки, когда начали думать: "Мы многого добились. Теперь можно заняться более сюрреальными, более интересными песнями". На сцене начали появляться люди, оказавшие на нас влияние. В тот момент мы находились под заметным влиянием Дилана".
Джордж Мартин : "К началу работы над альбомом "Rubber Soul" они были готовы заняться новым музыкальным поискам. В ранний период они находились под влиянием американского ритм энд блюза. Думаю, так называемое битловское звучание имело непосредственное отношение к Ливерпулю как портовому городу. Наверное, они слушали эти пластинки раньше, чем мы. Безусловно, они знали о "Motown" и негритянской музыке больше чем кто либо еще, и она оказала на них колоссальное влияние.
А потом, со временем, стали очевидными и другие влияния: классической и современной музыки. Это началось с 1965 года".
Ринго : "По моему, на многие эксперименты с "Rubber Soul" повлияли наркотики. Джордж Мартин знал об этом, и его это раздражало, но не слишком всерьез, просто он стонал: "О, Боже...", потому что работа затягивалась.
Он хорошо знал свое дело. Вначале у него был помощник, который репетировал с нами, а Джордж приходил только для того, чтобы сделать дубль, нажать на кнопку "Запись". Теперь все изменилось, он стал проводить с нами все время, а потом мы просто играли, и играли здорово, и спрашивали: "Ты это записал, Джордж?" Думаю, мы приучили Джорджа Мартина к записи без подготовки. Он забыл о прежнем отношении к делу, о том, что кнопку надо нажимать, только когда ты готов записать дубль. Когда мы были в студии, запись велась постоянно, мы лишь потом выбирали наиболее удачные дубли".
Пол : "Джордж Мартин с пониманием относился к нашему желанию найти что то новое, усложнить нашу музыку, сделать ее более психоделической и даже более сюрреалистической. Это его не пугало, хотя сам он предпочитал другую музыку.
Иногда мы ссорились с ним. Порой наши ссоры можно найти на пленке. Недавно я послушал один из дублей "Dizzy Miss Lizzy", где слышен голос Джона: "Ну, что опять не так?" Джордж Мартин отвечает: "Видишь ли... это не слишком хорошо, Джон". На что следует выпад Джона: "Дьявол (и это слышно на пленке)... Не слишком хорошо, говоришь? Тогда иди сюда и сам спой!" Думаю, все дело было в том, что мы работали слишком напряженно. Когда приходится подолгу работать, необходима передышка".
Ринго : "Как любой другой человек, мы становились вспыльчивыми, но никогда не заходили слишком далеко. Никто из нас ни разу не ударил кого нибудь и не сделал ничего такого" (65).
Джон : "Мы постоянно спорили, но мы так чувствовали друг друга, так хорошо узнали за эти годы, что споры никогда не достигали критической точки. Это как читать чужие мысли. Если, например, между мной и Ринго возникал спор, мы понимали, чем это может кончиться: мы все просто разбежимся. Вот мы и спорили, как все люди, но до конфликтов дело не доходило. Все конфликтные люди из шоу бизнеса либо женятся по двадцать раз, либо уходят из группы и начинают работать в одиночку" (65).
Ринго : "Когда мы злоупотребляли наркотиками, наша музыка становилась дрянной, абсолютно никудышной. Вернее, в тот самый момент она казалась нам отличной, но когда мы приходили в студию на следующий день, то недоуменно переглядывались: "Это надо переделать". Когда ты на взводе, это не очень то способствует работе. Мало что получалось у нас в те дни, когда мы уходили на ленч. Наркотики было полезно принимать за день до записи тогда включалась творческая память, но под их непосредственным воздействием нормально работать невозможно".
Джордж : "Кроме того, от них нам нездоровилось. Джон подвозил нас в своем "роллс ройсе" с затемненными стеклами, когда все мы жили в "зоне биржевых маклеров" (Ринго, Джон и я переселились из города в Суррей). Он заезжал сперва за Ринго, затем за мной, и мы направлялись в город. Поскольку "роллс" не снабжен настоящими рессорами, его трясло, черные стекла окон были подняты, а мы выкуривали двойную дозу сигарет с травкой. К тому времени, как мы добирались до Хаммерсмита, мы уже были под кайфом и нам становилось плохо. Мы останавливались возле студии на Эбби Роуд и вываливались из машины.
Рассказывая историю "Битлз", трудно умолчать о наркотиках. Пока мы работали, Мэл и Нил сидели в студии номер два, за звуконепроницаемой перегородкой, сворачивали косячки и курили. На одной из пленок слышно вот что: песня начинается, а потом слышен голос Джона: "Стойте, стойте..." Пол поет за него, потом снова слышится голос Джона: "О, вот теперь все в порядке". Мы думали, что, пока инженеры перематывают пленку, мы можем успеть сделать еще затяжку...
Но даже в то время "Rubber Soul" был моим любимым альбомом. Думаю, это лучшее, что мы сделали, мы знали наверняка, что записываем отличный альбом. На работу над ним мы потратили больше времени, чем над другими, мы испробовали массу новых приемов. Но самое важное мы вдруг начали слышать то, чего раньше не слышали. И потом, на нас оказала влияние чужая музыка, все стили, процветавшие в то время, в том числе и мы сами, потому что мы еще продолжали совершенствоваться".
Ринго : "Травке мы во многом обязаны тем, что мы изменились, особенно те из нас, кто писал песни. И поскольку они стали писать другие вещи, мы начали играть иначе. Мы стали шире смотреть на жизнь, были открыты для всего нового. По моему, это отразилось в песнях любви (все наши ранние песни были о любви). Когда мы начали работу над "Rubber Soul", мы попытались разнообразить песни и их исполнение. Этот альбом стал новой отправной точкой. В нем прослеживается множество всевозможных влияний.
"Nowhere Man" ("Человек из ниоткуда") хорошая песня. "Girl ("Девушка") замечательная: в ней такие классные вздохи! Еще одна отличная песня "The Word", здесь Джордж Мартин играет на фисгармонии, Мэл Эванс, по прозвищу Орган, на "хэммонде". Мы испробовали множество новых звуков, да и стихи, мне кажется, тоже изменились. Пример тому такие песни, как "Drive My Car" ("Ты можешь водить мою машину"), "Norwegian Wood" ("Норвежское дерево"), "You Won't See Me" ("Ты меня больше не увидишь"), "Nowhere Man" и, конечно, "Michelle".
Джон : "Rubber Soul" альбом, написанный под влиянием марихуаны, a "Revolver" ("Револьвер") кислотный. Точно так же колеса повлияли на нас в Гамбурге. Вот спиртное не очень то на нас повлияло.
Я хочу сказать, мы не были под кайфом, когда работали над альбомом "Rubber Soul", потому что в те времена мы не могли работать, если накуривались марихуаны. Мы никогда не записывали песни сразу после употребления кислоты.
Это все равно что спрашивать: "Правда ли, что Дилан Томас написал "Under Milk Wood", выпив пива?" При чем тут пиво? Оно просто не дает внешнему миру мешать вам. И наркотики преграждают доступ к вам этому остальному миру. Они вовсе не помогают писать лучше. Качество написанных мной вещей не менялось, неважно находился я под воздействием кислоты или нет. (72).
Джордж : "Во время работы над альбомом "Rubber Soul" я еще побаивался писать песни, поскольку Джон и Пол писали их с самого детства. Было нелегко вдруг взять и начать писать. Они уже успели этому времени набить руку. Большую часть своих неудачных песен они создали еще до того, как мы впервые попали в студию звукозаписи. А я должен был вдруг взять и начать писать и создавать вещи, которые было бы не стыдно включить в альбом вместе с их замечательными хитами. Это очень трудно".
Пол : "К 1965 году мы с Джоном писали уже довольно хорошо. Иногда нам не хватало домашних заготовок, но ко времени "Rubber Soul" они у нас накопились.
Чаще всего мы писали вместе. Мы запирались вдвоем и говорили: "Ну, что у нас есть?" Джон придумывал половину идеи, как для "In My Life" ("В моей жизни"): "Эти места, которые я помню..." (Думаю, сначала он принес эти стихи "Места, которые я помню".) Мы дописывали мелодию, главную тему, и через три четыре часа почти всегда работа была закончена. Не припомню, чтобы когда нибудь мы расходились, не дописав песню.
Труднее всего продвигалась работа над песней "Drive My Car", потому что мы застряли на одной фразе: "Ты можешь купить мне золотые кольца". Мы бились несколько часов по моему, очень долго. А потом мы устроили перерыв, и вдруг нас осенило: "Постой ка: "Можешь водить мою машину"!" И мы начали развивать этот сюжет: "О, ты можешь водить мою машину". Что это такое? Что он делает? Предлагает работу водителя или что то еще? И песня стала более двусмысленной, что нам понравилось, а золотые кольца звучали слишком уж напыщенно. Вместо слов "золотые кольца" появились "бип бип, йе". Эта идея принадлежит нам обоим. Мы вдруг перенеслись в Лос Анджелес: машины, водители, "кадиллаки" с открытым верхом, и песня получилась совсем другой".
Джордж : "Я играл партию баса в песне "Drive My Car". Она немного походила на "Respect" ("Уважаемые") Отиса Реддинга".
Пол : "Мы не можем перестать писать песни это почти привычка" (65).
Джон : "Girl" настоящая вещь. Никакой конкретной девушки не существует, она лишь мечта, но слова абсолютно верные. Но так получилось, что потом она все таки стала песней о вполне определенной девушке, той самой, которую искали многие из нас. Для меня ею стала Йоко.
В ней поется: "Говорил ли ей кто нибудь в молодости, что только боль ведет к наслаждению, поняла ли она это?" Вопрос почти из области философии. Я думал об этом, когда писал эту вещь. Я пытался сказать что то о христианстве, против которого я восставал в то время, потому что меня воспитывали в религиозных традициях.
В обеих книгах я не раз высмеивал церковь, но этого никто не заметил, хотя намеки были вполне очевидными. Я имел в виду христианство, то, что надо пройти через муки, чтобы попасть в рай. Это догмат католической церкви: страдай, и все будет хорошо, что на самом деле верно, но не совсем так, как они себе представляют. Я не верил в то, что обязательно надо мучаться, чтобы чего то добиться; просто так выходит, что ты чего то достигаешь (70).
Мы частенько отпускали грязные шуточки на своих пластинках. Исполняя "Girl", например, "Битлз" подпевали: "Tit tit tit tit", но этого никто не заметил". (71)

Еще по теме: