ГлавнаяОбразование группы • Путешествие

Путешествие

Рубрика: Образование группы

Джордж : "Летом 1961 года Билл Харри основал в Ливерпуле газету "Мерси Бит". Это случилось вскоре после того, как мы вернулись из Германии. Джон, который учился вместе с Биллом в колледже, писал забавные статейки для этой газеты.
Джон был наделен способностью писать, рисовать и говорить особенно смешное. Еще в школе "Куорри бэнк" он написал книгу "Daily Howl" ("Ежедневный вой"), довольно большую, размером с годичный выпуск комиксов "Бино". Это было нечто вроде газеты с шутками и карикатурками школьный юмор, но очень неплохой и с забавными иллюстрациями. Все это легко давалось Джону".
Джон : "Я писал для газеты "Мерси Бит". Некоторые вещи вошли в мою книгу "In His Own Write" ("Собственной рукой"); я писал статьи под названием "Beatcomber" ("Битник"), потому что восхищался рубрикой "Beachcomber" ("Бич") в "Дейли Экспресс". Тогда то мы вместе с Джорджем и написали эту историю "На горящем пироге появился человек...", потому что нас постоянно спрашивали: "Откуда взялось ваше название "Битлз"?" (72)
Пол : "Мы часто бывали у Ви Колдуэлл. Одно время я встречался с сестрой Рори Айрис, танцовщицей. Только к ним домой можно было явиться среди ночи. Ви была "совой". У нее мы торчали целыми ночами, пили чай, играли в карты и болтали. Там собирались целые толпы народу. Помню, как однажды мы проводили спиритический сеанс с Силлой (нынешняя фамилия Блэк) и ее подругой Пэт".
Джон : "Gear" ("клевый") ливерпульское выражение, произошедшее от французского "De rigueur", что означает нечто вроде "мировой, классный".
Джон : "К тому времени, как "Битлз" хоть чего нибудь добились, мне уже исполнилось двадцать один или двадцать два года. Но уже тогда внутренний голос твердил мне: "Слушай, ты уже слишком старый". Еще до того, как мы записали пластинку, я думал: "Ты слишком стар". Я считал, что мой поезд ушел, что хорошо, если бы мне сейчас было семнадцать, все американские звезды были почти детьми. Они были гораздо моложе меня или Ринго" (74).
Стюарт Сатклифф : "Вчера вечером я узнал, что Джон и Пол едут в Париж играть вдвоем. Другими словами, группа распалась! Для меня это дико, я не верю своим ушам..." (61)
Пол : "На двадцать второй день рождения Джона мы отправились путешествовать. Семья Джона принадлежала к среднему классу, что производило на меня впечатление, поскольку все мы, остальные, родом из рабочих семей. Нам казалось, что Джон принадлежит к высшим классам. Среди его родных были врачи, дантисты, кто то даже работал в Эдинбурге на ВВС. По иронии судьбы Джон всегда был уличным мальчишкой, он написал песню "Working Class Него" ("Герой рабочего класса"), хотя к рабочему классу сам не принадлежал. Кто то из родственников подарил Джону на день рождения сто фунтов. Сотня монет у тебя в кармане! В те времена это было все равно что наследство. Никто из нас не мог в это поверить. Если бы в те дни кто нибудь подарил мне сто фунтов, я был бы потрясен. А ведь я его товарищ, ясно? "Едем отдыхать". "Ты хочешь сказать, я тоже еду?" С сотней фунтов? Класс! И мне перепала толика наследства".
Джон : "На день рождения Пол купил мне гамбургер.
К двадцати одному году я не успел поумнеть. Помню, кто то из родственниц объяснил мне: "Теперь твоя жизнь пойдет по нисходящей". Я испытал настоящий шок. Она рассказала, как будет стареть моя кожа, и так далее.
Мы с Полом отправились в Париж на попутных машинах. Но на попутках мы путешествовали только вначале, а потом просто сели в поезд и поехали исключительно из за лени (63). Потом нам все надоело. У нас были билеты и дальше, но мы на все плюнули" (67).
Пол : "На попутках мы планировали добраться до Испании. Однажды я уже путешествовал на попутных машинах вместе с Джорджем, и мы поняли, что надо придумать какую нибудь уловку. Нас часто отказывались подвезти, а мы видели, что парней, у которых был в запасе такой хитрый ход (например, они кутались в английский флаг), всегда подвозили. Поэтому я сказал Джону: "Давай раздобудем пару шляп котелков". Сказалось знакомство с миром шоу бизнеса. Мы по прежнему носили кожаные куртки и брюки дудочки мы слишком гордились ими, чтобы не носить, и потому всегда были в них на всякий случай, если мы познакомимся с какой нибудь девушкой. Ну а котелки... их всегда можно было снять. А вот чтобы нас подвозили, мы их надевали. Завидев двух парней в котелках, водители грузовиков останавливались. Срабатывало чувство юмора. Так, на попутках, и еще поездом мы добрались до Парижа.
Там мы еще никогда не бывали. Мы немного устали, поэтому переночевали в маленьком отеле, решив утром снова идти ловить попутные машины. Но после дороги спать в постелях оказалось так приятно, что мы решили: "Побудем здесь немного". А потом подумали: "Испания так далеко, добраться до нее слишком трудно". И в конце концов мы договорились провести неделю в Париже Джон оплачивал все расходы из своих ста фунтов.
Идти от нашего отеля нам приходилось целые мили так всегда случается в Париже. Мы побывали на Авеню де Англе, сидели в барах, которые неплохо выглядели. У меня до сих пор сохранилось несколько фотографий от той поездки. Линде нравится снимок, на котором я сижу в макинтоше жандарма, а у Джона очки набок, брюки приспущены и видны трусы. Это отличные фотографии, но мы на них слегка переигрываем. Мы смотрели в объектив и думали: "Мы богема, мы сидим в парижском кафе", и чувствовали себя соответственно.
Мы побывали на Монмартре туда мы поехали посмотреть на художников и "Фоли Бержер". Мы видели парней, разгуливающих в коротких кожаных пиджаках и очень широких брюках. К вопросу о моде: мы поняли, чем можем поразить всех, когда вернемся. Так и вышло. Брюки парижан были до колен облегающими, а потом расширялись книзу, и внизу ширина штанин была не меньше пятидесяти дюймов, а у наших дудочек пятнадцать или шестнадцать дюймов. (Лучше пятнадцать, но в такие штанины трудно просовывать ступни, поэтому мы останавливались на шестнадцати.) Мы увидели клеши и спросили: "Excuse moi, Monsieur, ou (Простите, месье, где) вы их купили?" На улице мы увидели дешевую распродажу, где и купили по паре таких брюк, вернулись в отель, надели их, снова вышли на улицу и нам стало неловко. "Чувствуешь, как штанины хлопают по ногам? По моему, в дудочках гораздо удобнее, а тебе?" Поэтому мы бросились опять в отель, взялись за иголки, отрезали все лишнее так, чтобы довести ширину штанин до шестнадцати дюймов, и успокоились. А потом мы встретили на улице Юргена Фольмера. Он по прежнему занимался фотографией".
Джон : "Юрген тоже носил клеши, но мы решили, что в Ливерпуле они будут смотреться слишком странно. Мы вовсе не хотели казаться дома женоподобными, ведь в Ливерпуле у нас уже было немало поклонников. (Мы играли рок одетые в кожу, хотя девушкам все больше и больше начинали нравиться баллады Пола.) (67) Кроме того, Юрген приглаживал волосы и носил челку, что нам понравилось. Мы отправились к нему, и там он подстриг нас, точнее, обкорнал так, что наши прически стали похожи на его собственную" (63).
Пол : "Он стригся в стиле модов. Мы попросили: "Сделай нам такие же стрижки". Мы же отдыхали, черт возьми! Мы покупали плащи и брюки, забыв об осмотрительности. Он ответил: "Нет, ребята, нет. Вы нравитесь мне как рокеры, вы отлично выглядите". Но мы просили его, пока он не сдался. Но наши стрижки получились не совсем такими, как у него.
С одной стороны головы он срезал волосы сильнее, чем с другой. Чем то это напоминало прическу Гитлера, только с более длинными волосами. Этого мы и хотели, но вышло так случайно. Мы зашли к нему в отель, и он сделал нам битловские стрижки.
Остаток недели мы напоминали парижских экзистенциалистов. Мы ничем не уступали Жан Полю Сартру. Это было что то. "К черту их всех! За эту неделю я узнал столько, что смог бы написать роман". Все это запало мне в душу. Теперь я был способен на все".
Ринго : "Как же они выглядели, когда вернулись обратно!"
Пол : "Когда мы приехали в Ливерпуль, то услышали: "Забавно у вас волосы отросли". "Нет, это новая прическа".
Мы чуть было не вернулись к прежним стрижкам, но не сумели: волосы спадали на лоб. По другому они не хотел лежать. Мы не особенно разбирались в прическах, но эта была как у Мо из "Трех комиков". Челка лежала на лбу. Но с другой стороны, это было здорово, потому что нам не приходилось причесываться, сушить волосы после мытья, зачесывать их вперед, встряхивать и так далее. Все считали, что эту моду ввели мы, поэтому прическу назвали битловской.
Джон : "Мы шли в ногу с модой, мы всегда поспевали за ней. В некоторой степени мы помогали новым веяниям стать популярными. Мы не изобретали одежду, мы носили то, что нам нравится, а люди подражали нам. Первоначально наш стиль был континентальным, потому что англичане носили в основном английскую одежду. А затем континентальный стиль прижился и в Англии (65).
Пока мы не добились успеха, мне было стыдно приезжать на континент и объяснять, что я англичанин. "Битлз" попытались изменить представления об англичанах. Под нашим влиянием изменились прически и одежда во всем мире, в том числе и в Америке прежде там одевались консервативно и уныло" (69).
Брайан Эпстайн : "В субботу, 28 октября 1961 года, какой то юноша попросил показать ему пластинку группы под названием "Битлз". Я всегда старался следить за интересами покупателей и потому записал в блокноте: "My Воnniе", "Битлз". Проверить в понедельник".
Я никогда не задумывался о ливерпульских бит группах, которые тогда играли в клубах погребках. В моей жизни им не было места, я принадлежал к другому поколению, к тому же был слишком занят. Название "Битлз" мне ничего не говорило, хотя я смутно припомнил, что когда то видел афишу с рекламой танцев в Нью Брайтон Тауэр и отметил для себя, как странно и нелепо написано это слово.
Но прежде чем я успел в понедельник разузнать об этой группе, в магазин зашли две девушки и попросили тот же диск. Вопреки легенде, этим и исчерпывался спрос на пластинку "Битлз" в то время в Ливерпуле. Но я не сомневался: если три покупателя за два дня готовы купить один и тот же никому не известный диск, это что нибудь да значит.
Я поговорил со знакомыми и выяснил, что "Битлз" и в самом деле ливерпульская группа, что она недавно вернулась на родину, а до этого выступала в клубах самого сомнительного из районов Гамбурга. Моя знакомая сказала: "Битлз"? Они лучше всех. На этой неделе они выступают в клубе "Кэверн"..."
Пол : "Брайану Эпстайну принадлежал магазин под названием "NEMS". Брайан был сыном владельца магазина Гарри Эпстайна, а название означало "North End Music Stores" ("Музыкальные магазины Норт Энда"), и мы покупали там пластинки. Там вечно толпился народ, это был один из магазинов, где всегда можно было найти нужные записи.
Мы успешно выступали в клубе "Кэверн", собирая толпы слушателей; о нас заговорили. Случилось вот что: какой то парень зашел в магазин Брайана и попросил пластинку "My Bonnie" группы "Битлз". Брайан поправил его: "Это пластинка Тони Шеридана", и пообещал заказать ее. Затем Брайан узнал, что мы выступаем на расстоянии всего двухсот шагов от его магазина. Он пришел в "Кэверн", а нам тут же передали: "В зале Брайан Эпстайн, возможно, менеджер или агент. Так или иначе, вполне взрослый мужик". В то время мы делили людей на таких, как мы, и взрослых".

Еще по теме:



купить фитнес батончики - все подробности на нашем сайте